Главная | Объявления | Горящие путевки | Пансионаты | Фотографии | Отзывы об отдыхе | Карта Крыма | Погода

Достопримечательности / Крепость Фуна / Фотографии / Старые фото

Крепость Фуна расположена возле горы Демерджи. Проехать к нему со стороны Алушты несложно: к селу Лучистому, что рассыпалось домами у подножия горы, рейсовым автобусом, который отходит от автовокзала. Немного ниже Кутузовского фонтана в сторону села Лучистого отходит асфальтированная дорога. Не доходя двух километров до села, у западных скалистых обрывов Демерджи видны развалины небольшого средневекового укрепления. Над остатками его оборонительных стен возвышается полукруглый выступ - так называемая абсида. На этом месте был алтарь крепостной церкви (сохранился до 30-х годов XXв.), а по соседству с ней - жилые постройки, от которых остались лишь развалины камней. На расстоянии около 300м. к северу от укрепления на пологом склоне находятся погребения обитателей крепости и деревни. Все это - классический средневековый комплекс: поселение, укрепление, могильник.

Выбор места для поселения именно здесь, у подножия Демерджи, был не случаен. Он определился прежде всего наличием тут дороги - оживленной, многоголосой. На основе исследования поселения можно сказать, что оно возникло в конце X или начале XIв.в., т.е. в один из переломных моментов крымского средневековья - период освобождения полуострова из-под власти хазар.

Несмотря на разыскания ученых, о Фуне известно немного: письменные источники об этом памятнике весьма скудны. Лишь в патриарших грамотах 1384г. и других - по поводу препирательства из-за приходов между митрополитами Херсонским (Херсонес с округой), Готским (территория юго-западного предгорья и южного побережья Крыма) и Сугдейским (Судак с окрестностями) - в числе спорных деревень упоминается находящаяся возле Алусты Фуна, которую генуэзцы называли Фонна. Да еще в совсем уже поздних церковных записях, составленных в 1836 году путем опроса переселенных из Крыма греков Мариупольского уезда, содержатся сведения, что в деревне Фуна была церковь, построенная в честь святого Феодора Стратилата (Феодора-воителя), прославленного воина, жившего при византийском императоре Константине I Великом (IVв. н.э.)

Что же рассказывают о деревне, крепости и могильнике вещественные источники?
Большой интерес представляют сообщения исследователя П.И.Кеппена ("Крымский сборник", 1837г.), который застал еще в хорошей сохранности церковь, а так же следы крепостных сооружений. Во времена П.И.Кеппена еще заметны были следы 2-х зданий, расположенных внутри укрепления, и признаки входа в него, который, по мнению автора, защищала бащня у восточной стороны ворот. Ученый находил "весьма правдоподобным", что укрепление, называемое им "крепостцей", построено для наблюдения над дорогой через Ангарское ущелье. П.И.Кеппен отметил также, что "на полуденных скатах" Крымских гор оборонительные укрепления располагались "в систематическом порядке, так что из одной крепостцы нередко видно было вокруг несколько иных мест, таким же образом укрепленных".

От демерджийского поселения, казалось бы, сохранилось немного: обломок церковной абсиды да груды камня - вот и все. Но еще совсем недавно на поверхности земли была хорошо видна его планировка. По развалам камня угадывались даже границы некоторых усадеб. Благодаря этому удалось воссоздать внешний облик деревни. От центральной улицы в обе стороны отходили узкие и кривые переулки. В них на близком расстоянии один от другого стояли небольшие однокомнатные или двухкомнатные дома. Толщина стен этих жилищ не превышала одного метра, а в пристройках она была и того меньше. Стены возводились из дикого камня, в основном известняка, на глиняном растворе. Крыты были дома черепицей, остатки которой в изобилии извлечены при раскопках. В маленьких двориках теснились хозяйственные постройки. Следов оборонительной ограды вокруг поселения, характерной в Крыму для большинства средневековых свободных общин, обнаружить не удалось. Обломки посуды свидетельствуют о большом ее разнообразии. Для хранения воды, вина и сыпучих продуктов, прежде всего зерна, жители деревни использовали пифосы - вместительные сосуды веретеновидной формы, достигающие порой 2-х метровой высоты. Нередко пифосы украшались волнообразным орнаментом или поясками в виде валиков с характерными пальцевыми вдавлениями. Узор наносился лишь на верхнюю часть пифосов, потому что они для устойчивости своими острыми днищами были врыты в землю или "сидели" иногда в специально устроенных каменных углублениях. В быту использовались глиняные миски и одноручные кувшины различной формы и величины. Существовала также и посуда поливная, т.е. покрытая изнутри, а иногда и снаружи, тонким слоем легкоплавкого стекла, закрепленным на глине путем вторичного обжига. Полива на посуде - зеленого, коричневого, светло- или темно-желтого тонов.

Следы строительной и другой деятельности жителей Фуны обнаружены и за ее пределами. Неподалеку от прежней деревни сохранились остатки каменной крепиды, подпиравшей древнюю дорогу, что вела из селения в горы. Выше источника, среди огромных живописных глыб обвала видны руины стен средневекового времени. Трудно сказать каково было их назначение. Возможно, что они ограждали расположенные здесь когда-то загоны для скота.

Одновременно с возникновением деревни на пригорке к северу от нее появилось и сельское кладбище. Жители Фуны хоронили умерших в т.н. плитовых могилах, выложенных по бокам тонкими сланцевыми плитами, число которых на фунском могильнике колеблется от 5 до 12. Сверху могилы, как правило, покрывались большими плитами из хорошо отесанного известняка или того же сланца. Дно могилы камнем не устилалось, и боковые плиты ставились прямо на землю, покрытую войлочной кошмой или плотной тканью. Одиночные захоронения в плитовых могилах Фуны крайне редки. Обычно в них от двух до пяти человек. Ориентация всех могил - с востока на запад. Погребенные лежали в них по христианскому обычаю - головой к западу. Христианам не полагалось брать с собой на тот свет какие-либо вещи, как это было принято у язычников. Хотя в некоторых могилах встречались амулеты, кувшины с кружкой - это говорит о том, что семьи этих покойников придерживались дохристианского обычая, который предписывал заботиться об усопшем, ибо, уходя в иной мир, он, как и живые, нуждается в воде (или вине) и пище. В центре могильника, напротив крепости, находилась небольшая кладбищенская церковь, настолько миниатюрная по своим размерам, что скорее походила на часовню. Длина ее всего 4,6, а ширина 3,2м. Как и крепостной храм, кладбищенская церковь представляла собой однонефную базилику. Церковь существовала в XIII-XVв.в.

Демерджийская крепость расположена западнее поселения, в месте, очень удобном для контролирования дороги, проходившей у самых стен крепости. Длина его с севера на юг равна 106, а ширина с запада на восток 57м. С западной стороны укрепление ограничено крутыми, обрывистыми скалами, делающими его здесь совершенно неприступным. С остальных трех сторон оно было окружено мощными оборонительными стенами. Остатки стен укрепления сохранились на высоту около 4,5м. Толщина их на этом уровне доходит до 1,85м., у основания же стены значительно шире. Над ними возвышался почти на 5м. нижний этаж алтарной абсиды 2-х этажного крепостного храма. Установлено, что церковь использовалась не только в качестве культового сооружения, но и как бастион, входивший в систему обороны укрепления.
Крепостная церковь была одноабсидной, с коробовым, т.е. цилиндрическим сводом и арками - стрельчатыми и килевидной формы, напоминающей перевернутое днище судна в разрезе. Наличники окон с внешней стороны украшал резной орнамент. Длина постройки 15, ширина 10,4м. Для церовных служб предназначался только верхний, второй этаж. Здесь по бокам вдоль стен располагались небольшие колонны, увенчанные капителями с сильно геометризованными листьями аканфа - растение с красиво изогнутыми зубчатыми листьями.
Храм имел два входа. Один из них вел на первый этаж, в каземат, откуда по внутренней лестнице можно было подняться на второй этаж. Второй вход со ступенями вел в сам храм. Судя по находкам и ряду других признаков, возникновение крепостной церкви можно отнести к концу XII - началу XIIIв.в. После XVв. храм перестраивался, при этом были уменьшены его размеры.
В 1475 году военные действия Оттоманской порты против княжества Феодоро и генуэзцев сопровождались взятием и разгромом многих крепостей и укрепленных поселений. В их числе оказалась и Фуна. С уничтожением княжества Феодоро и установления власти султана над всем Крымом, Фунская крепость потеряла свое военное значение.

В XVIв. начинается восстановление экономики Крыма. Растет его население, возрождаются прежние христианские епархии и приходы, в том числе и фунский. Но, конечно же, число прихожан теперь уступает прежнему. Потому некоторые храмы так и стоят разрушенными, другие же, как в Фуне, при реставрации уменьшаются в размерах. Известно, что в 70-х годах XVIIIв.в., когда русское правительство предприняло переселение христиан из Крыма в Малороссию, почти все обитатели Лусты и Фуны, не принявшие к тому времени магометанства, были выдворены из родных своих мест. Из Фуны добралось в Приазовье лишь 190 душ, остальные умерли в пути. На новом месте (неподалеку от Мариуполя) они поселились совместно со своими прежними соседями, выходцами из Лусты и прилегающих деревень. В полуопустевших Лусте и Фуне поселились южнобережные татары, и с тех пор одна стала именоваться Алуштой, другая - Демерджи. Последняя и была позже переведена помещиком на новое место, туда, где находится ныне село Лучистое.

Теперь укрепление Фуна это груда камней. Исчез под ними парадный двор с монументальными зданиями и 2-х этажной церковью. И сейчас там, где некогда была Фуна с ее многолюдьем, харчевнями, лавками и жилыми домами, взору открывается ныне одинокий обломок церковной абсиды, повисший над большим молодым садом у глухой дороги на яйлу.

Перейти на страницу:   ← назад  фотографии   старые фото