Главная | Объявления | Горящие путевки | Пансионаты | Фотографии | Отзывы об отдыхе | Карта Крыма | Погода

Достопримечательности / Крепость Чембало / Фотографии / Старые фото

Греки, поселившиеся в Балаклаве в 422—421 годах до н. э., уже застали в нынешней Балаклаве опасных для себя обитателей — тавров, для которых морское и прибрежное пиратство было издавна привычным занятием. Древнегреческое название Балаклавской бухты — Сюмболон-лимне (бухта знаков, символов, предзнаменований), возможно, и возникло из обыкновения тавров зажигать ночью костры на берегу, с целью привлечь проплывающее мимо судно, чтобы затем напасть на него и ограбить. При этом захваченных в плен мореходов приносили в жертву главной богине тавров — Деве.
Как долго до прихода в Херсонес греков обитали в Балаклаве тавры — неизвестно, но археологически доказано, что жили они на Южном берегу Крыма с начала первого тысячелетия до н. э. Следовательно, можно предположить, что Балаклаве около трех тысяч лет. Получается, что этот маленький городок — один из древнейших в нашей стране.
Поселение сохраняло независимость до I века н.э., когда его, вероятно, заняли римляне, с целью прекращения пиратских набегов тавров. Дальнейший ход истории пока неизвестен, не совсем ясна даже дата появления здесь генуэзцев. Предполагают, что татарский хан Джанибек в 1343 или 1345 году предпринял осаду столицы генуэзских колоний в Крыму — Кафы. Однако, убедившись, что он не сможет взять сильно укрепленный город, напал на Чембало (так генуэзцы произносили слово Сюмболон). Жители бежали из укрепления. Джанибек сжег его.
Сохранился текст латинской надписи, повествующей о сооружении в Чембало в 1357 году церкви, следовательно, город в это время принадлежал генуэзцам. Впрочем, положение их там было юридически не оформлено до 1383 года, когда татары специальным мирным договором признали за генуэзцами право владения Чембало и рядом других пунктов на берегу Крыма. Предполагают, что после взятия города Джанибеком началось строительство крепости.

Крепостное строительство в Чембало генуэзцы начали уже в 1357г. (об этом позволяет говорить надпись консула Симоне дель Орто), а к 1433г. все укрепления, видимо, были в основном завершены, хотя строительство продолжалось и в 1463г., и в 1467г. Вполне возможно, что генуэзцы использовали укрепления, которые могли ранее возвести греки.
Крепость Чембало состояла из двух частей: нижнего города-крепости Св.Георгия и верхнего города-крепости Св.Николая.
Верхняя крепость занимала скалистую площадку над обрывом к морю, отделенную от нижнего города крепостной стеной. Это была административная часть Чембало и являлась цитаделью генуэзцев. С доступных северной и западной сторон цитадель окружена идущими по ломаной линии стенами с 4 полубашнями. Здесь находился консульский замок, ратуша и небольшая церковь. Замок консула, построенный на самой вершине утеса, представлял собой круглую 2-х этажную башню высотой около 15м., увенчанную зубчатым парапетом. В подвальной части башни находилось водохранилище - сводчатая цистерна для воды (6х6м.), которая подавалась туда по гончарному трубопроводу с соседней горы Спилия. Это место и сейчас носит название Кефало-вриси, в переводе с греческого Голова источника, или Манэ-тунеро - Мать вод. Из цистерны по такому же трубопроводу вода спускалась вниз - в другие шесть цистерн. В крепости у самой оконечности мыса имелся маяк, а вход в бухту был прегражден цепью.
Нижний город, или крепость Св.Георгия, был окружен боевой стеной, которая шла вдоль бухты, а затем поднималась по склону гор к верхнему городу. Стена имела три прямоугольные полубашни с узкими бойницами. Верх башен заканчивался парапетом с зубцами. Башни сложены из местного бутового камня на известковом растворе. На башнях устанавливали мраморные доски с надписями и гербами консулов, при которых они были построены или реконструированы.
Высшая административная и военная власть принадлежала консулу Чембало, который до 1398г. избирался на три месяца из местной знати, затем консулы стали назначаться из Генуи. Деятельность консулов и администрации колоний регламентировалась уставами. В администрацию входили два казначея, или мессария, один из которых должен был быть генуэзцем, а другой местным жителем, викарий - помощник консула, занимавшийся судейскими делами. При консуле существовал совет из восьми старейшин, имелись два трубача и один рассыльный. Духовная власть в Чембало осуществлял епископ. В каждой крепости - верхней и нижней - были коменданты, которым подчинялись солдаты, несшие караульную службу.
В конце XIII века Чембало становится важным форпостом Генуи в Крыму. Во второй половине XIVв. усиливает свое влияние и княжество Феодоро (столица которого находилась на Мангупе). В это время в Мангупское княжество вошло большинство укрепленных поселений, расположенных вокруг Чембало и в Байдарской долине. Стремясь закрепиться на море, князья Феодоро строят свой порт в устье реки Черной, в 1427г. для его защиты реконструируют крепость Каламиту в Инкермане.
Чембало была технически вооружена даже лучше, чем столица колонии — Кафа. В колониальном уставе 1449 года только для Чембало установлена должность пушкаря, значит, только здесь имелось тяжелое оружие. Зато по числу полицейских — аргузиев Чембало явно уступало Кафе. В соответствии с тем же уставом в Кафе полагалось по штату 20 аргузиев, а в Чембало — всего четыре.
В 1433г. сложные отношения с генуэзцами привели феодоритов к вооруженным столкновениям.
В 1453г. турки, захватив Константинополь, закрыли черноморские проливы для генуэзских судов. Заключив союз с Крымским ханом, турки потребовали от генуэзцев дань. Пустив в ход все средства дипломатии, генуэзцы добились разрешения султана на проход их судов через проливы. В Чембало реконструируются куртины и башни, строятся новые сооружения, укрепляются стены верхнего и нижнего городов. Эти работы завершаются в 1467г.
Летом 1475г. турки захватили генуэзские колонии в Крыму, в том числе и Чембало, дав ей новое название - Балык-юве (Рыбье гнездо или Садок для рыб) или Балык-кая (Рыбная скала). Греки продолжали называть город Ямболи, Ямболь, Ямбольд - созвучно Чембало. В крепости разместился турецкий гарнизон, томились в заключении неугодные крымские ханы.

Летом 1625г. во время крупного совместного похода западные и донские казаки на короткое время захватили Балаклаву и Кафу.
Во второй половине XVIIIв. Балаклава приходит в запустение.

Сейчас на Крепостной горе видны лишь остатки от некогда мощного форпоста - руины оборонительных и подпорных стены, башен. Самая нижняя башня стоит в начале горного склона, неподалеку от городского пляжа. Со стороны, обращенной к современному городу, в ее стене видна выемка для доски с надписью, увезенной в 1856 году итальянцами, над ней высечен латинский крест. Эта башня — угловая, от нее расходятся стены: одна, сравнительно хорошо сохранившаяся, поднимается вверх к башне-донжону на вершине Крепостной горы; другая, прослеживаемая с трудом, шла вдоль берега бухты в сторону открытого моря, где упиралась в береговой обрыв.
Если подниматься вдоль первой стены, то вскоре встретится следующая башня. Первоначально она была полубашней (то есть трехстенной, открытой в сторону крепости), такая конструкция дешевле и позволяла командованию наблюдать за поведением наемного гарнизона (на верность которого, очевидно, не очень полагались), но впоследствии ее превратили в полную башню, пристроив сзади стену. Четвертая стена сооружена позднее остальных. Это видно из того, что ее кладка не перевязана с соседними стенами. Эта башня, как и предыдущая, снаружи полукруглая, внутри — прямоугольная. Выше по стене просматриваются следы еще двух полубашен, но они сильно разрушены.
На вершине горы возвышается самая большая и наиболее сохранившаяся башня-донжон— последнее убежище осажденных после падения наружных стен. Она “с юбкой” — стены цокольного этажа сделаны наклонными в виде усеченного конуса, чтобы ликвидировать опасность таранного удара. Цокольный этаж был занят занят цистерной, служившей главным накопителем и распределительным резервуаром в системе водоснабжения крепости.
Башня-донжон — трехъярусная, с плоской кровлей, сохранились деревянные балки межъярусных перекрытий. От башни одна стена тянется поперек горы, упираясь в обрыв, другая направлена вперед, поворачивая под прямым углом к приморскому обрыву. У поворота — следы ворот (к ним вела очень крутая и хорошо простреливаемая дорога), слева у ворот находилась фланкировавшая их полубашня. Ворота, как известно, самое уязвимое место крепости. В данном случае осаждавшие, если бы им удалось разбить ворота, попадали в каменный мешок, окруженный стенами, на высоком уступе скалы, отвесно спускающейся к морю. Возможно также, что эта площадка внутри внешних стен служила местом торговли, куда допускались только туземцы из соседних селений.
В куртине между донжоном и воротами есть две узкие вертикальные амбразуры явно для стрельбы из ружей, устроенные уже в турецкий период.

К сожалению, Чембало археологически пока не изучалось, раскопки здесь не велись, и поэтому такой интерес представляют описания очевидцев, видевших крепость в лучшем состоянии. Английская путешественница М. Гутри, побывавшая в Балаклаве в 1796 году, насчитала 12 или 13 сохранившихся башен; на гравюре, приложенной к книге П. Сумарокова “Досуги Крымского судьи”, очень ясно видны 9 башен по стене от бухты к вершине Крепостной горы, 2 башни вдоль бухты, на горе стояла 1 большая башня (возможно, это был маяк), кроме того, внутри крепости виднеются 2 крупных здания.
Анонимный автор, посетивший Балаклаву в 1836 году, насчитал в ней 12 башен.
Первое подробное описание памятника предпринял 3. Аркас в 1845 году, при нем сохранилось только 8 башен, стены были уже в развалинах, но он видел трубы вдоль стен, диаметром в один фут (около 0,3 м), которые считал водоотводными. Высота некоторых сооружений, ныне полностью утраченных, достигала в то время 16м. существовали развалины церкви (в плане 10х10м), причем ее стены поднимались до четырех метров. Аркас застал еще несколько изображений и латинских надписей на стенах, которые, к сожалению, не смог прочесть.
Наиболее основательное, с современной точки зрения, описание-исследование Чембало выполнил в 1929 году Е.В. Веймарн, тогда еще совсем молодой человек, ныне известный археолог. Он первый определил назначение круглой башни на вершине Крепостной горы с прилегающим плацдармом как главного опорного пункта крепости, разгадал систему водоснабжения укрепления. Судя по его описанию, крепостные сооружения в то время находились в таком же состоянии, (в период Великой Отечественной войны снарядами повреждена была лишь башня-донжон, как самая заметная цель). Описывая цитадель, Е.В. Веймарн утверждает, что она наполовину рухнула в море, но следов падения на скалах незаметно, да это и невозможно, так как гора сложена из весьма прочных мраморовидных известняков. Наряду с этим он отмечает большую емкость подвалов цитадели, которые “могли вмещать в себя большие запасы продуктов и служить в то же время и главным хранилищем дорогих товаров всей торговой фактории”.
Сооружена крепость в соответствии со строительной практикой, характерной для средневекового Крыма. Ее стены сложены из хорошего, крепкого бута местного мраморовидного известняка на известковом растворе. Высокое качество кладки подтвердило крымское землетрясение 1927 года. В то время, когда многие дома в Балаклаве серьезно пострадали, в крепости, по словам очевидца, “не упал ни один камень и даже неустойчивые по виду руины прекрасно выдержали испытание”.

Перейти на страницу:   ← назад  фотографии  старые фото