Главная | Объявления | Горящие путевки | Пансионаты | Фотографии | Отзывы об отдыхе | Карта Крыма | Погода

Достопримечательности / Ореанда / Старые фото

Рядом с Ливадией, к югу от нее, расположена Ореанда — поселок городского типа, административно подчиненный Ливадийскому горсовету. Большая часть поселка находится несколько ниже соседнего, Ливадийского, ближе к морю. Иногда эту часть Ореанды называют также Нижней Ореандой, в отличие от Верхней, земли которой протянулись выше старой дороги из Ялты в Севастополь.

Из Ливадии в Ореанду лучше идти по широкой и ровной Солнечной тропе (бывшей Царской). Начало ее легко найти по специальному указателю в Ливадийском парке. Около 1500 метров она проходит на одной и той же высоте (135—140 метров над уровнем моря), без подъемов и спусков, почти на всем этом протяжении укрытая смыкающимися над ней кронами деревьев. Здесь, в дубово-грабовом лесу, даже в очень знойные дни царит приятная прохлада. Не случайно трону называют лечебной.
От Ореанды до Ливадии тропа проложена в 1861 году. До этого она проходила только над Нижней Ореандой и появилась на этом участке в 1843 году.
Последние десятки метров тропа словно повисает на кронштейне, над обрывом слева открывается вид на Нижнюю Ореанду и дальше на беспредельную ширь моря. Но вот впереди показалась белоснежная беседка-полуротонда. Отсюда вся Нижняя Ореанда — как на ладони: повсюду множество зелени. Почти все путеводители прошлого века отмечают, что нет на Южном берегу Крыма уголка красивее и оригинальнее Ореанды. Они называют её «волшебной», упоминают о необыкновенной тишине, царящей над этой величавой местностью. Ореанда сохранила свою неповторимую романтическую красоту и редкую на побережье тишину. Она господствует и над большим старинным парком, и над обнажёнными скалами, придающими местности несколько суровый вид.

Крымские историки и археологи не без основания считают, что название «Ореанда» возникло в глубокой древности. Тем больший интерес представляет происхождение этого слова.
Что же означает оно в переводе? Увы, ответа на этот вопрос пока нет. Неизвестна и языковая принадлежность топонима.
Один из крупнейших исследователей истории и археологии Крыма А. Л. Бертье-Делагард писал: «Стариннейшее известие об этой местности сохранилось от 1380 г., в генуэзском документе, дающем список ряда южно-бережских деревень, в том числе и Орианды...» (А. Л. Вертье-Делагард. Справки о прошлом Орианды. Известия Таврической ученой архивной комиссии, № 56, Симферополь, 1919, с 198.). Известие это (простое упоминание) не дает ключа к разгадке. Название, безусловно, существовало и ранее, и генуэзцы лишь восприняли его от местного, коренного населения.
Предпринимались попытки найти сходные по звучанию слова в разных языках, но результаты, увы, малоутешительны. А. Л. Бертье-Делагард указал, пожалуй, наиболее вероятный исток: слово «Ореанда» он относит к языку древнейших жителей побережья — тавров, которые обитали в этих местах в первом тысячелетии до нашей эры. Но и это, конечно, не более как гипотеза.
За последние несколько сотен лет, уже на памяти человека позднего средневековья и нового времени, название не раз изменялось, сохраняя свою корневую основу. Урьянда, Ургенда, Гориан, Орианда и, наконец, Ореанда — таковы различные вариации этого загадочного топонима.

Известно, что в Нижней Ореанде люди жили задолго до тавров. Под Мачтовой скалой, у моря, в 1929 году археолог Б. С. Жуков обнаружил энеолитическую стоянку — типа так называемых «раковинных куч» (середина III тысячелетия до нашей эры). Человек этой эпохи обитал возле моря и питался преимущественно съедобными моллюсками. Аналогичные «раковинные кучи» обнаружены и в других местах Южного берега Крыма...
Правее беседки отвесно поднимается гора Крестовая. До наших дней на вершине ее сохранились остатки средневекового укрепления. Есть, следовательно, все основания полагать, что район Ореанды и в средние века был сравнительно густо населен и обжит.
Чтобы попасть на гору Крестовую, нужно от беседки полуротонды проследовать дальше по Солнечной тропе и, не доходя до зданий Ореандовского винзавода, свернуть налево. Новая тропа вымощена местным камнем. С одной стороны она укреплена подпорной стеной. Древняя тропа-дорога приведет к каменной отмостке — подъему к предполагаемым воротам в кольце существовавших некогда оборонительных стен, над которыми возвышалась крепостная башня.
Долгое время лопата исследователя не нарушала слоев земли, скрывавших остатки укрепления. Лишь летом 1967 года Южнобережный археолого-топографический отряд Института археологии АН УССР провел здесь первые разведочные раскопки (сообщение руководителя отряда О. И. Домбровского). Была вскрыта часть средневековой улочки с фундаментами жилых построек. Одновременно вблизи укрепления, на развилке шоссейных дорог (так называемых «верхней» и «нижней»), археологи раскопали остатки небольшого храма и несколько средневековых могил.
Каменные сооружения на горе Крестовой были возведены в XI—XII веках. Под ними удалось обнаружить следы построек более раннего, по-видимому таврского, времени.
В 1967 году к западу от Ореанды, на горе Хачла-Каясы, было впервые исследовано еще одно укрепление — сильно разрушенный феодальный замок. С трех сторон вершина горы отвесно обрывается вниз, и только с северо-запада на нее можно подняться по крутой тропинке. Вход в укрепление с доступной стороны преграждали оборонительная стена и большая прямоугольная башня донжон (жилище феодала). Внутри укрепления, над самым обрывом, сохранились остатки стен маленького храма.
Предполагают, что оба укрепления — на горах Крестовой и Хачла-Каясы — существовали одновременно.

После присоединения Крыма к России земли Ореанды не раз переходили от одного владельца к другому, пока не стали в 20-е годы XIX века собственностью императорской семьи. В 1843—1852 годах по проекту архитектора А. И. Штакеншнейдера в Нижней Ореанде возводится дворец. Вначале строительными работами руководил архитектор Вильям Гунт (строитель дворцов в Алупке и Гаспре), а позднее К. И. Эшлиман. Тогда же, в 40—50-е годы, был разбит парк, созданный трудом и талантом нескольких видных садоводов, в том числе Делингера и Кебаха.
Ореандовский дворец, принадлежавший одному из великих князей, сгорел в 1882 году. Три года спустя часть камня с этого пепелища использовали при строительстве церкви. Она была украшена богатой мозаикой работы венецианского мастера Антонио Сальвиати. Внутренняя отделка храма не сохранилась. Храм упоминается А.П. Чеховым в рассказе «Дама с собачкой».
Вот строки известного произведения:
«В Ореанде сидели на скамье, недалеко от церкви, смотрели вниз на море и молчали. Ялта была едва видна сквозь утренний туман, на вершинах гор неподвижно стояли белые облака. Листва не шевелилась на деревьях, кричали цикады, и однообразный глухой шум моря, доносившийся снизу, говорил о покое, о вечном сне, какой ожидает нас. Так шумело внизу, когда еще тут не было ни Ялты, ни Ореанды, теперь шумит и будет шуметь так же равнодушно и глухо, когда нас не будет. И в этом постоянстве, в полном равнодушии к жизни и смерти каждого из нас кроется, быть может, залог нашего вечного спасения, непрерывного движения жизни на земле, непрерывного совершенства».
В 1948 году на месте развалин старого великокняжеского дворца, в течение 66 лет безмолвно лежавших у моря, по проекту архитектора профессора М.Я.Гинзбурга была сооружена великолепная здравница Нижняя Ореанда.
Правее памятного чеховского места, у самого моря, возвышаются две скалы-отторженца, когда-то оторвавшиеся от горного хребта. Левая из них называется Мачтовой.

Перейти на страницу:   ← назад  старые фотографии